Новости
16 мая 2018, 07:01

Не увидеть невозможно

Имя художника Вадима БЕБЫ известно далеко не всем в Сергиевом Посаде, но его работы видел почти каждый.

Были ли вы на выставке в музее-заповеднике? В Конном дворе? На концерте во Дворце культуры? Кукольном театре «Бартрам» в Музее игрушки? Достаточно одного ответа «да» на любой из этих вопросов, и тогда уж вы точно знакомы с нашим собеседником, который почти два десятка лет оформляет сцену Дворца и выставки в музее-заповеднике.

В середине восьмидесятых читатели «Вперёд» познакомились с Вадимом Бебой благодаря его комиксам, которые тогда – были времена! – публиковала наша газета. Как художник он работал и с центральной прессой, например, с «Комсомольской правдой».

Он проектировал интерьеры и для сильных мира сего – вроде федеральных министров, и для талантливых мира сего – консультировал Валентину Толкунову. Умеет вести пять-шесть больших дизайнерских проектов одновременно, говорить по двум мобильным телефонам одновременно, разрываться между частными заказами, новыми выставками и преподаванием. И с такой энергией ему, казалось бы, ничего не стоит уехать в Москву, а он почему-то этого не делает, живёт в Посаде и много ходит пешком.

— Вадим Александрович, правда ли, что хорошее оформление – незаметное оформление? Оно создаёт впечатление, но не бросается в глаза.

— Безусловно! Очень важно не забивать декорацией сюжет, но иногда оформление бывает таким, что не заметить его невозможно. Например, я делал музейную выставку к юбилею «Гидростроя» (компании, которая строила Загорскую ГЭС) – это был просто взрыв мозга! Я взял обыкновенные сантехнические трубы, из них сделал сложные конструкции, к ним припаивались клипсы, а на них развешивались фотографии и баннеры. К сожалению, у меня не сохранились фотографии, но к одному из последних спектаклей во Дворце я вырезал лица – пяти-шестиметровые лица. Такие вот лики леса с разным настроением, от грустного до злобного. Делал это сам, ножом, прямо на сцене.

— Оформляя концерт или выставку в Сергиевом Посаде, вы получаете полную свободу действий?

— В случаем с «Гидростроем» мне дали полную свободу, а когда готовлю, например, оформление новогоднего спектакля, то обычно работаю вместе с режиссёром. Мне обязательно нужно прочитать весь сценарий, вникнуть, понять.

— Как это – работать с древними подлинниками, которые мы потом видим в залах музея на выставке?

— Наш музей-заповедник уникален, это просто какая-то другая планета! Мне повезло – работая в музее, я могу держать в руках раритеты. И люди, которые работают в музее, удивительные. Всё это мне безумно нравится. Сейчас в «Конном дворе» идёт выставка изразцов, и невозможно передать это ощущение, когда берёшь в руки подлинный изразец Врубеля.

— Были ли трудные выставки?

— Казалось бы, такая полярная выставка как «Неизвестный Абель» в краеведческом корпусе музея. С одной стороны, это был такой обезличенный персонаж, разведчик, а с другой – с ним связаны вполне конкретные вещи. Есть его парик, другие предметы. Есть прекрасная живопись и графика, ведь он был разносторонним человеком

— Какие из своих прошлых выставок помните лучше других?

— Выставку керамики Юрия Петровича Леонова и батиков его жены Ольги Евсеевны Козловой. Я делал её буквально из ничего. Вернее так: я использовал в оформлении только их предметы, и больше ничего. Взял батики и развесил их парусами под потолком, а потом просто из мотков ниток мы создали скульптуры. Оформление выставки – это не всегда дорого.

— Сколько времени уходит на разработку оформления?

— Месяц. И каждый раз это диалог. Оформление выставки или представления – это тот же театр, та же волна.

— Есть ли мода на оформление интерьеров, выставок и концертов? Можно ли сегодня работать по условным лекалам, скажем, 80-х?

— Конечно, мода есть. В девяностые вернулись классические элементы, а теперь мы везде видим везде лофт, необработанные стены, открытые балки, трубы. Так вытаскивается природность материала, и в этом есть своя красота. Полированный бетон, металл очень популярны. Игра света – вот это просто отдельная история.

— Когда делаете проект частного помещения, с кем лучше работается – с искушёнными заказчиками или с теми, для кого это первый интерьер?

— С искушенными интереснее. Они идут на эксперимент, потому что не боятся. Начинающие, как правило, хотят что-то конкретное, а те, кому важен знаковый интерьер, согласятся на риск.

Об альма-матер

Вадим Беба учился на дизайнера интерьера и мебели в Львовском институте прикладного декоративного искусства – Национальной академии художеств. «Атмфосфера была интернациональной, вместе с ним на одном курсе учились студенты из разных регионов Украины, из России, Грузии, Казахстана, а среди преподавателей были иностранцы – например, курс архитектуры читал польский профессор. И «никто не заморачивался по этому поводу», – говорит наш гость.

О работе и о себе

Начал работать ещё в 80-х, до того, как дизайнеры освоили компьютерное проектирование. «Каждая выставка подпитывает меня как личность. Это всегда шаг в саморазвитии», – говорит Вадим Беба о работе с музеем-заповедником. Он сотрудничает с ним около 20 лет, и началось это случайно – молодой дизайнер, переехавший в Загорск, что-то подсказал музею в тот момент, когда там шёл ремонт.

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg