Новости
30 марта 2018, 04:31

Переходы в мир иной

Железная дорога — зона повышенной опасности. Об этом люди, видимо, как­-то подзабыли. Заголовок «человек погиб под поездом» для нашего района уже стал пугающей рутиной.

Буквально во время написания этого материала, 21 марта, произошла очередная трагедия: прилично одетый мужчина средних лет погиб на путях неподалёку от магазина «У Печи» на Рабочем посёлке. Причём не перебегая пути: первый вагон уже прошёл мимо, но мужчина, который, кстати, не был пьян, скорее всего, поскользнулся и «зацепил» состав. Итог — смерть.

Как попасть под « дом »

Если последний случай — трагическая, но понятная случайность, то иногда тяжело даже поверить в случившееся. Ну как человек может «не заметить» огромную железную махину, к тому же понимая, что остановиться она не сможет?! Грузовой поезд может весить как два здания вокзала. Даже если учесть, что максимальная скорость поездов у перронов всего 70 километров в час, и моментальную реакцию машиниста, остановиться вовремя это «здание» не успеет.

«Человеку, чтобы остановиться, нужен один шаг, поезду несколько километров», — резюмирует Юрий Парфёнов, начальник станции Сергиев Посад. Он же рассказал, что все машинисты при подъезде к перронам и переездам всегда дают сигнал повышенной громкости, чтобы их точно услышали. Тем не менее жертвы на нашем участке железной дороги появляются регулярно.

Если быть точным, то с 2014 по 2017 год, по данным линейного отдела полиции, в нашем районе погибли 57 человек, из которых 22 — за прошлые 12 месяцев. В новом году уже пятеро погибших.

Причина, о которой все говорят, — наушники и капюшон. Проверяем: слушая не на максимальной громкости песню «Вояж» через плохой аксессуар за сто рублей, поезд я услышал лишь метрах в десяти от себя. Если бы сократил угол обзора, а заодно и слышимость капюшоном, подозреваю, что на смертельную махину обратил бы внимание, лишь когда она возникла бы передо мной.

На самом деле главная причина лобовых столкновений — «автопилот», когда человек вообще не замечает окружающего и просто идёт по знакомому маршруту. Другой частый сценарий: гибель во время «перебегания». Один из таких случаев описывает Елена Андреевна Харитонова, майор, сотрудник линейного отдела полиции: «Не так давно несколько человек торопились с электрички на маршрутку. При этом по первому пути проезжал грузовой состав. Те, что успели перебежать перед поездом, на секунду встали между путями и «Мегафоном», а вот женщина, ей было 57 лет, бегущая в конце, уперлась им в спины — погибла: попала в габариты поезда».

Упомянутые две ситуации далеко не единственные. Бывает, что люди гибнут, даже замечая опасность — только не ту. «Иногда, если поезд виден, это ещё хуже. Например, человек стоит, ждёт, пока проедет электричка по первому пути. Она проносится мимо, он уже «отключился», начинает идти и попадает под вторую, идущую навстречу первой. Или другой случай. Человек видит сигнал, слышен гул, чувствуется вибрация (кстати, сейчас она гораздо меньше, характерной прерывистости уже нет: живущие вблизи вокзалов жаловались на звук, так что делают бесстыковой путь). Под ноги, конечно, не смотрит: следит за едущим составом, ждёт, а его сбивает другой: всё это время человек на путях стоял».

Смертельные точки

Чтобы сократить смертность, у руководства РЖД есть два пути: или это ограничение доступа к участку дороги (заборы), или попытка максимально привлечь внимание к опасности (сигнализации). Самых травмоопасных зон на нашем участке железной дороги три.

Первая как раз на Рабочем посёлке у магазина «У Печи» — так называемая «козья тропа», проходящая через пути от Рабочего посёлка к храму. Заодно с ней и тропинки вдоль путей. Отучить людей ходить здесь не могут годами, так что железнодорожникам, видимо, придётся подстраиваться под привычки жителей. В линейном отделе полиции нам рассказали, что существует инвест­проект по созданию тут полноценного пешеходного перехода, оборудованного сигнализацией и светофором. Информацию о планах начальник станции подтвердил, но заметил, что по­явится всё это нескоро, возможно, в течение пяти­шести лет.

Вторая — выше по путям по направлению к станции, у переезда на 1­-й Рыбной. Причём погибают именно на проезжей части, а не на настилах, при мигающей сигнализации и звонке: начальник станции вспомнил два подобных случая. В линейном отделе есть неподтверждённая информация, что здесь переезд могут закрыть и сделать пешеходный переход, но это — проект на долгую перспективу, да и проблему не решает. «Основной травматизм не у самого переезда, не на настилах, а на тропе от него до вокзала вдоль путей с обеих сторон, — уточняет Юрий Вячеславович Парфёнов. — Люди здесь ходят, и со спины их часто «цепляет» состав или затягивает воздушным потоком».

На летний период одно из решений — вместо щебёнки заложить всё большими камнями, по которым ходить будет почти невозможно, но зимой это не поможет.

Переходим к третьему «участку повышенной смертности» — самой станции. Два пешеходных настила у платформ обещают в этом году оборудовать светофорами и звуковыми сигналами, что, понятно, не панацея, но в теории может привлечь внимание идущего на «автопилоте».

Отдельно на станции выделяется другой отрезок: спуск с третьей платформы, где регулярно гибнут люди, идущие через первый главный путь. По мнению Юрия Парфёнова, многие из погибших здесь вообще шли не с поезда, а просто срезали дорогу через вокзал на Звёздочку. К слову, с этим в линейном отделе не согласились. Так или иначе, но возможен этот сквозной маршрут между районами только благодаря «калитке», проделанной в частной собственности — заборе овощебазы, а значит, неподконтрольной железной дороге.

Руководство станции требует у предпринимателей заделать проход и тем самым закрыть людской поток. В ответ владельцы парируют: это забота о жителях, которым так ходить удобно. Стоит заметить, что часть этого сквозного пути вообще­-то закрытая зона, по которой, теоретически, передвигаться не сотрудникам железнодорожного транспорта запрещено, но штраф за правонарушение в 100 рублей никого не останавливает.

«Как решили подобную проблему, например, в Белоруссии? Поставили на участке наряд полиции, который человека, идущего по служебной территории, останавливает и — в отделение для выяснения личности. И выпустить его в 11.42, когда уходит последняя утренняя электричка на Москву. Вот так пару раз опоздаешь на работу и уже дважды подумаешь, стоит ли тут бегать», — предлагает вариант начальник станции.

«Во-­первых, мы, конечно, можем задержать человека, совершившего правонарушение, но не на какой­то неограниченный срок, — отвечает на озвученное нами предложение начальник линейного отдела полиции Виктор Викторович Харитонов. — Во-­вторых, полиция должна охранять не заборы, а граждан и для этого находиться в месте скопления людей (на платформах, в здании вокзала) для безопасности жителей. По моему мнению, основная масса пострадавших — те, кто перебегают, спеша на поезд или с поезда на маршрутку, а совсем не идущие из района в район».

Пока многолетний спор продолжается, люди продолжают тут ходить и часть из них попадает под поезда. Сеточные заграждения здесь, кстати, появлялись, но люди от привычных маршрутов без боя не отказываются. «Мы уже ставили в этих местах ограду, мимо шёл местный житель, посмотрел на это и сказал: «Хорошо, но я здесь много лет хожу и завтра же приду с болгаркой», — дополняет Юрий. Всё же есть шанс, что эта «калиточная» проблема закроется уже в этом году. Проект по установке уже основательных заборов, которые отрежут территорию станции от ограды овощебазы, а следовательно, и закроют сквозной поток, уже на стадии утверждения.

Дорогая жизнь

Конечно, главная проблема, о которой говорят все причастные, — сами люди. «Девушка в наушниках попала под поезд на настиле. При этом видела, что люди стоят, по словам свидетелей, чуть ли не растолкала их и всё равно пошла вперёд, под поезд», — описывает Юрий Вячеславович один из недавних случаев.

В такой ситуации не помогут ни сигналы, ни светофор, ни даже забор, разве что самого человека им обнести. Только изменение отношения к своей безопасности. Заметьте, в числе жертв таких несчастных случаев почти нет железнодорожников: они прекрасно понимают опасность и соблюдают простые правила. Сотрудники станции и полиция регулярно проводят лекции с детьми и взрослыми. Такие, например, проходят и сейчас с 22 по 30 марта в рамках оперативно­профилактического мероприятия «Безопасность».

Эффективность разговоров оценить сложно. Даже зная об опасности, люди предпочитают «срезать» дорогу через пути из­-за удобства или спешки. В некоторых странах проблему решили кардинально на федеральном уровне: родственникам погибшего железнодорожная компания выставляет многомиллионный счёт за убытки, полученные из­-за вынужденного опоздания. Цинично, жестоко, но работает: количество трагедий резко снижается.

У нас до такого ещё не дошли, но, может, мы ещё цивилизационно не доросли? Подумайте, ведь даже звучит диковато: приходится тратить часы на объяснения или миллионы на ограничения, чтобы люди озаботились своим же существованием и перестали обменивать 15 минут на целую жизнь.

Иннокентий Майоров

Фото Сергея Борисова

comments powered by HyperComments

Интересное
Загрузка...









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg