Новости
14 марта 2018, 06:01

Вольно же ему бежать, как сумасшедшему!

Газета «Вперёд» продолжает публикацию коротких очерков историка и краеведа Константина Филимонова, посвящённых истории Сергиева Посада.

В 1682 году открылся семилетний период правления «великой государыни благородной царевны и великой княжны» царевны Софьи Алексеевны. Управляя от имени двух несовершеннолетних братьев Ивана и Петра, она не достигла каких-либо заметных успехов внутри государства. Дела внешнего правления омрачил провальный поход на Крым весной 1689 года. Огромное войско под начальством князя Василия Голицына, любимца Софьи, дошло до Перекопа, а затем, из-за недостатка воды, повернуло назад. Отступая по безводной степи, преследуемое татарами, войско понесло большие потери.

По мнению историков, Крымский поход «сделался ближайшим поводом к падению» царевны Софьи. Другим и, пожалуй, более значимым поводом к её падению стал приход в совершеннолетний возраст энергичного, сильного характером и умом Петра Алексеевича. Вспомним, что еще в 1682 году, после кончины бездетного царя Фёдора, представители всех чинов Московского государства высказались за передачу престола именно Петру, несмотря на его малолетство.

Предвидя неминуемое столкновение с Петром в борьбе за власть, Софья питала ненависть ко всему его семейству. Пётр же готовил себя к царствованию: учился наукам и военному делу, окружил себя и родных вооружёнными «потешными», сведя их в хорошо обученный Преображенский полк. Создание полка, надо полагать, совершилось не без помощи патриарха и властей Троице-Сергиева монастыря, которые втайне от Софьи ссужали деньгами царицу Наталью Кирилловну и её сына.

В январе 1689 года Пётр женился. Отныне он был совершеннолетним и имел право царствовать. Открытое столкновение Петра и Софьи приближалось. В ночь на 8 августа 1689 года двое стрельцов Стремянного полка явились в подмосковное село Преображенское и известили царя о том, что преданный Софье начальник Стрелецкого приказа Фёдор Шакловитый уговаривает стрельцов убить «медведицу» — царицу Наталью, а если сын заступится, «то ему спускать нечего».

«Внезапно пробуждённый от крепкого сна, Пётр, — читаем в «Истории Петра Великого» А. С. Чистякова, — в одном белье выбежал из дворца, бросился в конюшню, схватил первую попавшуюся под руку лошадь, вскочил на неё и на неосёдланной поскакал в ближайший лес. Туда вслед за ним принесли его платье; он оделся наскоро, лошадь оседлали, и, не теряя ни минуты, с величайшей скоростью поехал по дороге в Троицкую Лавру. В пять часов он проскакал 60 вёрст и в 6-м часу утра, измученный усталостью и волнением, прибыл в монастырь». Вскоре в монастырь прибыли мать, жена и сестра царя Петра, верные им придворные; пешком «в скорых часах» прибыл стрелецкий Сухарев полк.

«Вольно же ему бежать, как сумасшедшему! — произнёс с напускным равнодушием Шакловитый, узнав о бегстве Петра. Удаление царя в надёжно защищённый монастырь означало вызов Софье. Открытое противостояние царевна быстро проиграла: на сторону Петра перешли патриарх и московские стрельцы, все иностранные офицеры.

Теряя власть, царевна Софья 30 августа отправилась в Троицу, но была остановлена в селе Воздвиженском и принуждена вернуться в Москву, жалуясь, что на неё якобы «наскакивали люди с самопалами и луками» и едва не застрелили. Между тем бояре бежали в Троицу. Одним из последних 7 сентября к воротам монастыря подъехал князь В. Голицын. Таким образом, через месяц после бегства в Троице-Сергиев монастырь, Пётр стал полновластным государем: при нём были патриарх, бояре и всё войско, на его стороне был авторитет Троицкой обители.

Взяв власть, царь Пётр занялся розыском и наказанием виновных. Князя Голицына и ближних советников Софьи наказали лишением имений и ссылкой. Иная участь выпала Шакловитому и замешанным в заговоре стрельцам. По одной версии на площади перед монастырём, по другой — «в слободе Клементьеве», Шакловитому и нескольким стрельцам 11 сентября отрубили головы. Менее виновных били кнутом и, отрезав языки, сослали в Сибирь. Верных стрельцов и солдат пожаловали прибавкой по рублю в год к жалованью.

События 1689 года нашли отражение в двух преданиях. Согласно первому, Пафнутьев сад перед Лаврой назван в честь стрелецкого сотника Пафнутия Сагалаева; он якобы предупредил царя Петра о заговоре. Возможным героем предания стал пятисотный Стремянного полка Ларион Елизарьев: 10 августа в Троице он подал царю Петру «извет» о заговоре сторонников царевны Софьи. Поскольку два первых стрельца, явившиеся к царю в ночь на 8 августа, подчинялись Елизарьеву, можно предположить, что он передал царю более подробные сведения о мятежниках.

Второе предание указывает на возможное место пыток Шакловитого: его якобы пытали в подвале под Келарской башней. Действительно, подвал врезан в подножие Маковецкого холма, почему крики пытаемого не могли нарушить покоя и благочиния в монастыре. К началу XX века засыпанный строительным мусором подвал был надолго забыт.

Константин Филимонов

comments powered by HyperComments

Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg