Новости
26 августа 2017, 20:07

Иван Непомнящих: После Льва Толстого ничего не изменилось

25 августа, на следующий день после отбытия следствия под домашним арестом и наказания в Бутырской тюрьме и Ярославской колонии №1, "болотник" №33 Иван Непомнящих ответил на вопросы о школьных и студенческих годах, работе в НПО "Родина" и участии в протестных митингах, судебном следствии и пребывании в колонии.

Теперь, в случае отклонения Ярославским облсудом апелляционной жалобы ему грозит административный надзор. В течение двух лет он может снова оказаться в колонии, если примет участие в массовых мероприятиях, покинет место жительства с 22.00 до 6.00 или раз в месяц не отметится в полиции.

ШКОЛЫ: СРЕДНЯЯ И ВЫСШАЯ

- Иван, первый вопрос: как ты дошёл до жизни такой - до Болотной площади и Ярославской колонии? В какой школе ты учился? Ты был нормальный школьник?

- Учился в Сергиево-Посадской школе №14. Был обычный школьник. Вполне естественно, что взгляды мои сформировал отец. Дальше я сам стал размышлять об обстановке в стране.

Потом случилась "эпопея" с Хотьковским лесом. (Активисты города Хотькова защищали рощу от уничтожения. - прим. А.С.)

- Похожая ситуация была с защитой Химкинского леса?

- Местное ворьё распродало всё местному же ворью. Хотели лес вырубить...

- И чем всё закончилось?

- Пока не вырубили. Насколько я знаю, вопрос в подвешенном состоянии. Но в любой момент могут вырубить.

- Как и с Черниговским лесом под Сергиевым Посадом...

- И я много думал о ситуации в стране. Логичным следующим шагом стал выход на митинг. Сначала на другие митинги, потом на Болотную.

- После школы ты поступил в МАИ?

- В МВТУ.

- Если поступил в Бауманский - один из ведущих вузов, значит, учился хорошо?

- Средний балл был 4,5 - 4,6.

- Специальность авиационная?

- Гидравлика - силовая автоматика. Последний год перед арестом работал в авиации.

- Можно рассказать об этом, не раскрывая государственных секретов?

- Нет никаких гостайн. Авиация находится в ужасном упадке. Разве что, за последние два с половиной года Россия шагнула на двадцать лет вперед.

Я занимался гидравликой для авиации. Гражданской и военной. Отдельные элементы, в частности, гидроприводы. Полтора года я там работал, потом посадили. Взяли прямо с работы.

- Ты жил в Москве? Снимал квартиру?

- Нет. От работы дали общежитие.

- Зарплата была приемлемая?

- Тридцать, если быть точным, тридцать три тысячи.

- Для Москвы маловато.

- Да. На нашем заводе зарплата была чуть выше, чем (в среднем) по авиационной отрасли, где зарплата кандидата наук составляла 23 тысячи.

- Мне казалось, сейчас в Военно-Промышленный комплекс столько вкладывают.

- Но это, опять же, было два с половиной года назад. И двадцать три, если не ошибаюсь, - без налогов.

У нас было чуть выше, потому что мы обеспечивали все авиационные заводы. А так, "Туплев" - двадцать три, "Ильюшин", - по моему, восемнадцать... Но заявили, что у них очень хороший соцпакет.

- Твоё представление о том, что происходит в стране, было сформировано в старших классах школы?

- Да, старшие классы школы, первые курсы института. Естественно, мы с отцом всё это обсуждали.

- В этом году, когда Навальный (Алексей Навальный - объявивший себя кандидатом на будущих выборах президента Владимира Путина - прим. А.С.) сообщил людям, что, оказывается, согласно Конституции можно выходить на улицы и заявлять о своих правах, не спрашивая разрешения у власти, открытием для социума, интересующегося политикой, и для власти - стало то, что очень много молодёжи 15-16 лет как-то примкнуло к этому движению. Хотя можно это назвать интересом юных к некоей "движухе": что-то происходит? - А пошли залезем на фонари и покричим!

Когда ты учился в старших классах, в институте, какое было настроение одноклассников, сокурсников в отношении политического развития страны. О политике вы разговаривали, или только о масс-медиа, девочках?..

- Сейчас вспоминаю, что народ пытался чем-то интересоваться, нащупать своё направление. А так как во времена моего обучения самыми известными силами были националисты, то, в основном, шли разговоры вокруг этих партий. Или каких-то отдельных панков, анархистов.

- Это - в "Бауманке"?

- Нет, в одиннадцатом классе. Его я закончил в 2007 году. С восьмого класса по одиннадцатый народ у нас в школе начинал понемногу о чём-то задумываться.

Что примечательно, в институте, уже на первых курсах такого я не замечал.

- Все были нацелены на учёбу?

- Да.

- Понятно, в "Бауманке" очень тяжело учиться, и понятно, что было не до политики. Хотя, может, я зря подсказываю кому-то, как отвлечь молодёжь от политики.

Но это ещё большевики открыли: тогда появились заградотряды, которые препятствовали завозу хлеба из сельской местности в города. Народ начал голодать и озаботился выживанием, а не соображениями о политических действиях.

Итак, в институте политики не было?

- Да. А начнёшь кому-нибудь (о политике) говорить, так, что ты - мы все - государственники. "Зачем это нужно?"

В институте все начинают думать о будущем. Сколько зарабатывать денег и как устроить свою жизнь. Любой разговор о политике с большинством студентов заканчивается тем, что "нам это не надо, хотим жить спокойно". И начинают себя оправдывать, что они - "государственники".

- Если в 1990-е годы было модно говорить, что девочки мечтают быть проститутками, а мальчики - бандитами, то сейчас все школьники и студенты хотят стать чиновниками. Если государство - это команда чиновников, которая управляет всем, то, понятно, что все хотят примкнуть и возыметь лёгкий кусок хлеба. Пусть и с привкусом всей этой коррупции и прочего...

У вас на старших курсах многие студенты нашли место работы? Уже работали?

- Практически все. Но не по специальности. Больше - финансовые организации, продажи...

- Наверное, курьерами или в "Макдональдсах"?

- Нет, у нас были серьёзные работы. Имею ввиду, - по зарплате. А по сути, - ерунда абсолютная.

РАБОТА

- После института ты нашёл работу в НПО "Родина"?

- За несколько месяцев до защиты диплома. Это - головное предприятие по моей специализации. Раньше там был у нас филиал кафедры, поэтому (вопрос о работе) особенно не стоял.

- Ты начал там работать. Расскажи о политических настроениях на работе: никого не подведёшь, если ответишь на этот вопрос? Не вызовешь возмущения своих коллег? И сразу вопрос: ты продолжишь там работу?

- Меня туда не возьмут. Это - бывший "почтовый ящик".

- А ты уже не патриот, не государственник. "Пятый элемент".

- Основной пункт при подборе кандидата на работу. Там все, в большинстве своём, придерживаются курса, принятого у нас в государстве.

- Ты не чувствовал себя (там) "белой вороной"? У тебя что-то вызывает недоумение, неприятие, а вокруг все это одобряют. "Ура, да здравствует!.."

- Нет, я себя таким не чувствовал. У нас в стране... Вообще, я постоянно дружу с людьми, которые не поддерживают мою позицию.

- Существует мнение, что у нас так и не закончилась гражданская война. Такая война может происходить даже в семье, среди близких. А уж в трамвае, в очереди - и подавно. Особенно заметно это стало после присоединения Крыма, и войны с бывшей "братской" Украиной. Что кажется дикостью.

Я спрашивал некоторых: вот, если нам объявят, что соседний район против нашего замышляет плохое, и что там одни фашисты, распинающие сергиевопосадцев, - вы пойдёте воевать? И некоторые говорили, что пойдут.

Хотя сейчас как-то все поуспокоились...

На работе ты занимался работой, развивал по мере сил и возможностей российскую "военку", а в свободное время? Посещал какие-нибудь политические кружки? Подобные тем, что были (сто лет назад) до февральской или октябрьской революций? Но тогда только число стачек в стране насчитывало тысячи или десятки тысяч, по советским источникам. Что сейчас происходит в этом плане?

- О таких кружках я не слышал. Просто читал новости, узнавал из интернета обо всём, что происходит. Из оппозиционных статей, в том числе. О митингах выкладывалось в интернете, я следил за этим.

Если собирался какой-то митинг, я старался его посетить.

- На подобные мероприятия ты ходил с отцом?

- Да, вместе с отцом.

БОЛОТНАЯ

- "Болотная площадь" случилась в 2013 году?

- В 2012.

- Стало быть, вся эта напряжённость с оппозицией у власти случилась в декабре 2011 года, после выборов в Госдуму. Появились "белоленточники", чиновники "задёргались", начали поговаривать: не возьмут ли коварные негосударственнки Кремль?..

Во время марша на Болотную площадь, не секрет, что были созданы специальные условия - "бутылочное горлышко", в котором получилось нечто вроде Ходынского поля времён (празднования) 300-летия дома Романовых. Но тогда было подавлено много народу, сейчас, к счастью, никого не подавили, хотя произошло то, что произошло.

Я смотрел кадры (видеозаписи), в интернете их достаточно много, - связанных с твоим задержанием.

У меня создалось впечатление, что ты не пытался избежать, убежать, а наоборот, лез в гущу, пытаясь, может быть, защитить кого-то или даже напасть и "причинить страдания" (формулировка из обвинительного заключения - прим. А.С.) представителям правоохранительных органов.

Какое у тебя тогда было ощущение?

- Да, я не убежал. Он начал на меня нападать. Но я прав. Зачем он на меня нападает?

- Идёт цепочка омоновцев -" космонавтов", назовём их так, и ты, вместо того, чтобы от неё ускользнуть, идёшь за этой цепочкой, параллельно с ней, размахиваешь этим маленьким зонтиком.

"Д’Артаньян с Болотной", по-моему, Би-Би-Си первое тебя так назвало?

- Они там творили бесчинства, я смотрел на это: их много, они людей избивали дубинками. Зачем же бежать от этого. Потом один милиционер (полицейский - прим. А.С.) пытался на меня напасть, я тоже не считал нужным убежать от него.

- Я не буду задавать вопрос: бил ты их или не бил? Свою вину на суде ты не признал. А задержали тебя, и суд произошли, через три года?

- Почти через три года. В мае 2015 было бы три года, меня взяли в феврале.

- Какое у тебя тогда было чувство? Не было такого: зачем ввязался во всю эту "болотную" кутерьму, скажем так?

- Нет, не было такого чувства. Я шёл туда осознанно. Это моя позиция, как взрослого человека, отдающего себе отчёт о последствиях. И до того, и после ходил на митинги. И сейчас ничего не изменилось в моём желании их посещать.

- Сейчас тебе нельзя посещать подобные мероприятия?

- Пока можно, мы подали апелляцию, и пока решение не вступило в силу.

- Когда тебя отвозили в Москву на следственные действия, ты был под домашним арестом в этой комнате?

- Да.

- Ты вполне осознанно представлял, что суд может закончиться сроком, заключением?

- Да. Когда я под домашним арестом сидел, уже понятно было, что меня могут посадить. Я к этому готовился.

- Как готовился? Несколько слов - как готовится человеку, который понимает, что от сумы и тюрьмы не убежишь?

- Просто представляешь себе эту тюрьму. Через неделю, две эта мысль уже становится твоей, и перестаёт вызывать у тебя какие-то необычные ощущения. Ты свыкаешься с ней. Так же, как в ШИЗО, когда сидишь, то понимаешь, что могут зайти и убить. Как убили Лажу.

КОЛОНИЯ

- Кого убили?

- В феврале, там, где я сидел, убили заключённого. И вот я сидел в этом ШИЗО, не знал, чего они хотят, представлял, что ночью зайдут и убьют. Неделю с этой мыслью походил, и свыкся. Дальше уже спокойно сидишь, остальной срок.

- Спокойно ждать, что тебя убьют - это как-то...

- Я тогда не знал, чего хочет от меня наша администрация. Когда спецназ в масках заходил, ещё в апреле. Поэтому готовился ко всему. А постоянные мысли о возможных происшествиях отвлекают от нужных мыслей, нервы "поднимает", это надоедает, и - свыкаешься. Дальше уже занимался своими делами, размышлял о задачах по специальности...

- Жизнь в колонии способствует перевоспитанию в духе патриотизма?

- Нет (смеётся). Хотя в духе патриотизма, в понимании всех этих госудаорственников, да, способствует. А так, она способствует перевоспитанию людей в ещё более худшую сторону, чем можно представить. Развитие самых потаённых человеческих пороков. После колонии, если делали это раньше, они будут грабить и убивать, и принимать наркотики в ещё больших масштабах.

В первую очередь, этому способствует администрация, а не другие заключённые.

- Как способствует? Разве она не пресекает наркотрафики, и всякие излишества нехорошие?

- Пресекает она только то, что её неудобно. Лишь бы у них было спокойно в колонии и начальство (не беспокоилось).

- Это твоё оценочное мнение, ты никого не хочешь оскорбить и сказать, что это есть. Или такое есть на самом деле?

- Так они работают.

- А ты там работал? Что делал?

- Сначала работал в швейном цехе. Там шьют костюмы химзащиты. Шьют их из резины, пропитанной тальком. На этот тальк у меня аллергия. А средств по охране труда там не предусмотрено. Я ушел, и через полтора месяца устроился в цех по производству гофрокартона. Работал на нём, пока меня не начали "катать по киче".

- Ты ушёл? Разве можно там сказать, что не пойдёшь больше на эту работу?

- Отказ от работы - это злостное нарушение. У нас такая государственная идеология. Человек должен быть исправлен трудом. Поэтому, когда тебя сажают в колонию, ты должен исправляться и трудиться. Но работы на всех не хватает. Из тысячи трёхсот - полутора тысяч человек, что у нас сидело, рабочих мест только триста. И это - переизбыток. Не знаю, как их-то впихнули туда. Рабочих мест нет. Вот они работают, все остальные не работают.

- А неработающие чем занимаются? Прогуливаются по территории?

- Там, грубо говоря, жилая зона и промзона, разделённые забором. В промзоне разные объекты, где работают. В жилой зоне люди спят. Стоят общежития - здания по три этажа. На каждом этаже - один отряд. По сто человек. Этаж разделён на четыре комнаты, в каждой человек по тридцать.

- Наподобие солдатских казарм? Там койки железные или что?

- Да. Двуярусные. Обычная казарма. Также есть "взлётная полоса".

Каждое здание с подъездом у которого площадь квадратов в тридцать огорожена решётчатым забором, поверху колючая проволока. Выходить оттуда нельзя, единственное, что ты можешь делать - гулять в пределах этого локального участка. На местном сленге - "локалка".

СУС, где я сидел в конце (срока), - отряд строгих условий содержания. Отличается тем, что "локалки" нет. Из отряда в жилую зону выйти нельзя, например, в столовую. Еду приносят. Секции разделены на дневные и ночные. Ночную после подъёма запирают. На "прогулочку" выводят во дворик и с кем-то контактировать нельзя. Три месяца - в строгих условиях содержания.

- "Прессовать", скажем, так, тебя начали в апреле. Этот ввод спецназа был случайным совпадением - после подачи твоими адвокатами документов на условно-досрочное освобождение или связь усматривается?

- Я сначала подумал, что из-за этого. Были подобные случаи с другими "болотниками". Но оказалось всё более прозаично. Шла конфронтация внутри коллектива. Один человек хотел стать начальником колонии, и были "разборки".

- Паны дерутся, у хлопов чубы трещат?

- Да. Тщеславие заволокло ему взор, он пошёл по головам. Говорят, что он хотел устроить бунт в колонии, подавить его и стать начальником. Я склоняюсь к этой версии.

- ШИЗО, где ты был последние три дня - это вроде карцера?

- Да, в народе , его называют "карцер". Это тюрьма на зоне. Там ничего нельзя делать. Писем не писать, не курить... По закону нельзя там держать больше 15 суток, а они держат больше. Закон в нашей многострадальной стране прописан таким образом, что его можно трактовать кто как хочет. Держат они и 120 суток, и 180.

- Больше двух сроков нельзя избираться и в президенты. Но можно трактовать, как хочешь. "Закон, что дышло..."

И самое удивительное, это - такая насмешка? Не может же бюрократическая машина до такой степени не осознавать, что делает? Рассмотрение твоего УДО было назначено на 1 сентября, уже после окончания срока заключения.

- Два раза отказывали в приёме документов, на третий раз приняли в конце июня. И назначили на 1 сентября суд. А когда понадобилось надзор мне назначить, они его за неделю "обтяпали". В том же Ярославском райсуде.

КНИГИ

- В колонии есть книги? Ты читал там?

- Читал. Книги можно получать в посылках. По закону даже можно сверх положенной одной посылки в два месяца, получать книги из магазинов в неограниченном количестве. Но они этот закон, по-моему, тоже не выполняют.

Есть библиотека. Газеты мне приходили, журналы.

- Библиотека что из себя представляет? Какой выбор книг?

- Нормальная библиотека. Сравнительно большой выбор. Классическая литература, историческая, зарубежная, религиозная. Но "зэки" искуривают эти книги. Иногда читаешь, а страниц нет.

- В колонии много читают?

- Большая часть не читает. Те, кто читает, читают много.

- Наверное, так же, как и в, так называемом, свободном обществе. Небольшая часть читает "запоем", остальные... Только что, не скуривают книги.

- Но это вынужденная мера. В изоляторе тем, кто курит, без курева - пытка, каким-то образом они добывают махорку, а где бумагу взять? Но потом ты читаешь, а там нет страницы в самом интересном месте.

- Что ты читал в колонии? Сколько ты там находился - полтора года?

- Год и три месяца. Ещё пять месяцев в Бутырке. Итого: год и восемь.

Читал классическую литературу. Книги, которые я всегда хотел прочитать, но не успел. "Анну Каренину", "Воскресение". Кстати, если кто хочет узнать, что такое тюрьма, прочитайте "Воскресение". Ровным счётом, ничего со времён Льва Толстого не изменилось. Надо только заменить телегу на автомобиль.

Открыл для себя Ивана Гончарова "Обыкновенную историю". Пытался поддерживать английский на каком-то уровне. Читал книги на английском. Случайно в руки попались исследования Девида Грегора об истории происхождения денег. Задавался этим вопросом, и в СУСе в последние дни успел прочитать. Был у меня задачник, пытался не забывать свою специальность. Решал задачи по физике и математике. Химию начал изучать...

НАДЗОР

- 31 июля суд принимает решение об административном надзоре. Что тебя ожидает в течение двух лет?

- Это какая-то средневековая норма, когда за человеком можно наблюдать, когда он вышел из лагеря. Два года я не могу выезжать за пределы Московской области и посещать массовые мероприятия, должен находиться дома с 10 вечера до 6 утра и отмечаться раз в месяц. По-моему, всё.

Один человек у нас освобождался - ему (присудили) 8 лет этого надзора. Я не поверил, пока своими глазами не прочитал.

- 8 лет с 10 вечера до 6 утра сидеть дома и не выезжать за пределы области?

- Представьте себе.

- Может, он маньяк-психопат?

- Нет. Он у нас сидел, я его видел. Обычный человек.

- Не политический?

- Нет. Не помню, какая у него статья... Если ты злостный нарушитель, если статья тяжкая. А у меня и то, и другое. Если из СУСа освобождается, то они "автоматом" дают надзор.

- Ты сказал, что в мероприятиях ты можешь участвовать, пока рассматривается апелляция. Где она рассматривается?

- Ярославский областной суд.

- Если суд примет решение оставить в силе решение районного суда, то можно подать апелляцию в Верховный суд или другую инстанцию? И ты будешь гулять по ночам, и выезжать за пределы области?

- Также как в обычном судопроизводстве, обязательной является только первая апелляционная стадия. Затем приговор вступает в законную силу. Подавай жалобу хоть куда, но приговор уже в силе.

С этим надзором такие же условия, как и на зоне: через полгода можно подавать заявление на отмену, если нет нарушений.

ЧТО ДАЛЬШЕ

- Чем думаешь заниматься, если это не секрет, конечно?

- Я бы не хотел конкретизировать. Но не хочу отказываться от профессионального роста. Буду и дальше заниматься по своей специальности.

- Сейчас с работой большие проблемы. Такое ощущение, что очень большая латентная безработица. Наверное, многие работодатели, которые с радостью схватили бы тебя после МВТУ и соответствующего производства, испугаются, увидев твой "послужной список". Ты об этом думал?

- Думал, Но конкретики выносить пока не хочу.

- У тебя есть девушка?

- Нет.

- Неужели работа и политика отнимали всё время?

- Бог знает... Конечно, тюрьма натолкнула меня на мысль, что надо продолжать род. А то можно не успеть.

ОПЫТ

- Наверное, продолжение рода и воспитание своих потомков - это самое лучшее, что придумала природа для человека.

Какой жизненный опыт ты приобрёл, какие выводы сделал после всего произошедшего с тобой? Тебе сейчас 26?

- 27. Исполнилось, когда сидел "на киче".

Для себя я понял, что нельзя отдавать своего здоровья. А здоровье - это, прежде всего, нервы. Поэтому как бы тебя не пытали, не таскали по судам, по "кичам", - всегда надо оставаться спокойным. Тем более, для этого есть все основания. Потому что я абсолютно прав - со своей точки зрения.

- Но здоровье, наоборот, портится, когда тебя бьют...

- Гораздо больше оно портится от нервов. Гораздо больше. Ребята, которые сидят, которых постоянно таскают... У них от нервов начинаются разные болячки. А если сидишь спокойно, не реагируешь на милицейские провокации, которые постоянно там устраивают, то ничего особого не происходит.

Да, побьют. Но если ты спокойный, то тебя и бьют не так сильно. Не знаю, почему.

Самое главное. Я не знаю, что делать с этой страной. Много раз задавался этим вопросом: что делать? Всех (кто против) убивать? У кого-то совершенно другая точка зрения, что Вован должен здесь править.

- "Вован" - это Владимир Владимирович Путин? Но ведь есть мнение, на мой взгляд, достаточно обоснованное, что от него мало что зависит. Это огромный клан, начиная от кооператива "Озеро" и кончая ныне присными в нашей области и районе и других областях и районах... Такая сеть.

И повторяется ситуация середины тридцатых годов прошлого века, когда сотрудники НКВД стали получать огромные зарплаты, выше (аналогичных должностей) партийных функционеров и стали готовы родную маму "закатать".

- И они "закатают". Видел я их глаза, они нажмут курок, не сомневайтесь даже. А что делать, непонятно. Даже если выйдешь на Красную площадь и закричишь: что же вы делаете?!

- И выходили, и прибивали гениталии гвоздиками к мостовой.

- ...И убьют тебя, и ничего не изменится. Не знаю, что делать. Единственное, что мне приходит на ум: в тюрьме я увидел, что от них зависит буквально жизнь людей. А тюрьму я рассматриваю как уменьшенную копию всей России, единственное, что я могу сделать - это не добавлять своего гнева к их и так уже безудержному гневу.

Они почему-то все злые такие. Всего боятся. И когда ты в ответ на их провокацию начинаешь злиться, они злятся ещё больше. Поэтому я всегда старался сохранять спокойствие.

- Такое понятие, как чувство собственного достоинства, им знакомо? Они знают, что это такое?

- Нет, я сомневаюсь. Один раз видел, как их отчитывает начальства - стоят как девочки-первоклассницы, головы опустили. А до этого людей избивали, вообще, остервенело. Какое там чувство собственного достоинства! Они не представляют, что это такое. Это какие-то странные люди. Психически больные. Единственное, что мы можем сделать, это - не злиться, и тем самым не вызывать злость у них самих.

Не знаю, что тут ещё можно сделать.

- Можно ещё уехать.

- Но когда в этих условиях находишься, в тюрьме или в России, что, мне кажется, одно и то же, делай то, что нужно. Но делай это спокойно. Нервничать смысла не имеет, ведь ты прав.

- На днях прочитал в инете: вся страна делится на две части. Одни на предложение - пора валить, спрашивают - куда? А другие спрашивают - кого?

Будем надеяться, что у нас обойдётся без той кровавой кутерьмы, которая была в 1917, 1918 и последующие годы.

- Да, будем надеяться.

Текст, фото и видео: Анатолий Северинов

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg